Фредерик Забини. Главный администратор, создатель форума, Царь, Бог, Наполеон. skype: blaise_zombini Равен Дэвис, второй администратор, ходячий секс и живое воплощение Снейпа. skype: ammeko Люси Уизли, самый добрый модератор и самая очаровательная заноза в заднице. ICQ: 685004181 Фред Уизли, наш чудесный фотошопер и просто солнышко.
Скорпиус Малфой.
Думать на голодный желудок может только совершенно отчаянный человек. Лично у меня постоянно вылетают из головы самые неважные для моей жизни факты, но невероятно нужные для сдачи таких скучных предметов как история магии.
текст
гостевая сюжет персонажи внешности правила партнеры
Тематика: ГП III поколение. Рейтинг: NC-17.
Игровой промежуток: 10.09.2022 - 20.09.2022.
квест 2, квест 3, квест 5, квест 6
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
17.12. Празднуем возвращение блудного администратора невероятной активностью на форуме. Специально для вас стартовала особая предновогодняя перекличка!

30.10. Мы на плаву, капитан у руля, посему ждём всех домой. А новичкам - добро пожаловать, располагайтесь, мы всех любим!
Милые мои игроки, не забываем, что вы приходите на форум ради игры, а не просто для того, чтобы написать анкету и болтаться без дела. Так что настоятельно просим всех осчастливить нас игрой до полуночи Хэллоуина, иначе вас съест очень голодный и очень злой дракон! Счастливого Хэллоуина!

30.09. Поздравляем всех с окончанием переклички. Наши ряды поредели, некоторые игроки, забывшие или не пожелавшие отметиться, оставлены пока по милости администрации, но если никакого движения не будет - пока-пока, детки. Так что предлагаю всем активно включаться в игру - вас давно ждут квесты на любой вкус, а также никто не отменял возможности просто поиграть в любой локации что-то своё. Мы не кусаемся, дерзайте!

25.09. Напоминаю всем впавшим в зимнюю спячку, канувшим в пучину депрессии и сгоревшим на учёбе/работе: милые, у нас ПЕРЕКЛИЧКА до 28.09. Если вы не соизволите отметиться и показать, что вы живы и жаждете играть, ваши трупики будут вынесены в соответствующую тему, а профили удалены. Дамы и господа, мы хотим представить вашему вниманию новый дизайн, за который говорим спасибо трём людям: Люси Уизли за этот щедрый подарок любимому форуму, Фредерику Забини за идею и помощь дизайнеру и, конечно же, великолепную беренику за это чудо.
5 дня, 18 сентября 2022 года.
А чем там заняты наши преподаватели. Как? Вы не знаете? Не выключайте свои магофончики, я сейчас все вам расскажу. Они держат большой пафосный совет прямо в Больничном Крыле. Кажется, поход Лоркана и Ко по неизведанным мирам закончился не очень хорошо. И теперь в больничном крыле валяется несколько хладных тушек в коме. Понятия не имею, чем там занят весь пед. состав, но дело с мертвой точки все еще не сдвинулось. А это значит, мои сладенькие, что им придется звать эксперта. Да-да. Именно. Сумасбродного папашу Скамандеров. Надеюсь, он принесет с собой парочку скандалов. А вы как думаете?


9 утра, 12 сентября 2022 года.
Зельеварение, сладенькие, мой любимый предмет. Взрывающиеся котлы, паникующие студенты. Нет-нет, да и случится что-нибудь захватывающее. Вам бы получше следить за студентами, профессор! Особенно, скажу вам по секрету, присмотритесь к Бенджамину Пэришу. Вижу, как наяву: в этот раз она взорвет что-то фееричное. И что же будет с нашим несчастным шестым курсом? Может быть, эта ужасная беда настигнет и меня? Нет, пожалуйста, только не на мою новенькую мантию, Бенджамин!


8 вечера, 10 сентября 2022 года.
Учебный год начался, мои котики, и наша задача сделать так, чтобы это начало было фееричным. Дерек Харпер как никто другой знает толк в хороших вечеринках и правильных развлечениях. Но вот вам мой совет: ничего не пейте из рук слизеринца. Но если все же пьете, а в вашем кубке оказывается Veritaserum, пеняйте на себя. Я с удовольствием подслушаю все ваши секретики и честно поделюсь ими со всеми. Итак, вечеринка начинается. Кто с нами?


9 утра, 10 сентября 2022 года.
Кое-кто уже совсем взрослый. Вы скоро разлетитесь из нашего уютного гнездышка, мои сладкие. И направитесь кто куда. Но так ли правдивы наши надежды? Сможешь ли ты, малыш гриффиндорец, стать аврором? Или на самом деле твое место в пыльном хранилище за бумажной работенкой? Добрый дядюшка из Министерства все расставит по своим местам. Но вот незадача. Почему никто ему не сказал, что Джеймса Поттера и Равена Дэвиса нельзя запирать в одном помещении? В их противостоянии небывалый накал, наши умнички выучили парочку темномагических, и кто знает, какой эффект они дадут при взаимодействии? Вы заперты вместе со своими бумажками ровно на два часа. Но время работает против вас, мои милые. Что успеет случиться за это время? Я буду подглядывать в замочную скважину. Хотя, кто знает: может, я буду среди вас?
Квест №2. My future starts when I wake up every morning: Астрид Вуд.
Квест №3. Advanced Potion-Making: Скорпиус Малфой/Альбус Поттер.
Квест №5. Lead me to the light: Дезмонд Райли.
Квест №6. Got a secret. Can you keep it?: Люси Уизли/Флоренция Забини.


◄And said: "Hello!": Ральф Скамандер.
◄Моя маленькая Лили: Гарри Поттер.
◄Shoosh: Равен Дэвис.
◄Как дела? Давно с тобой не виделись: Лили Поттер.
◄Джеймс Поттер и бесконечное терпение: Джеймс Поттер.
◄Мама нас прикончит: Джеймс Поттер.
◄louder: Хьюго Уизли.
◄Особые услуги гостям Забини-Менора: Фредерик Забини.
◄never gonna let you go: Джеймс Поттер.
◄you'll be mine: Каин Флинт.
◄Пей, деточка: Мэйрин Уиллан.
◄Небольшие этюды из жизни Забини и Малфоя: Фредерик Забини.
◄And the flashlights, and sudden explosions: Флоренция Забини.
◄Anger is a short madness.: Равен Дэвис.


►Me and my little princess: Хьюго Уизли.
►Teach me to be a good girl: Роза Уизли.
►Careful with touches: Дезмонд Райли.
►Больно только по живому: Гарри Поттер.
►Waste me: Каин Флинт.


▌devil in his eyes: Люси Уизли.

Ignis ardentes: de auditu

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ignis ardentes: de auditu » Возвращение в прошлое. » ◄ Пей, деточка


◄ Пей, деточка

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Пей, деточка

участники: Raven Davies, Maireen Whellan
время: 2022 год.
место: гостиная рейвенкло.


http://sf.uploads.ru/t/hxRsZ.gifhttp://se.uploads.ru/t/8LaWG.gif
сюжет
После сдачи СОВ студенты шумно отдыхают в гостиной рейвенкло. Но кто это сел на любимый диванчик самого мрачного старосты школы?


примечания: рейтинг за вред здоровью, юмор.

Отредактировано Raven Davies (2014-06-28 18:13:47)

+3

2

В башне Рейвенкло всегда знали: вот он камин, вот перед ним диванчик, вот рядом с ним коврик, на диванчик не садись, на коврик не становись. Стоило кому-то нарушить правило и в гостиной появлялись жертвы. Рядом с диваном, например, возникал мрачный Равен Дэвис и садился на свое любимое место, изгоняя узурпаторов такой мрачной аурой, что впору было чертить мелом круг и запасаться чесноком. Этот вид ментального насилия был хорошо знаком всем раздолбаям и прогульщикам по задушевным беседам со старостой Рейвенкло. Маглорожденный Макс Трент однажды даже сравнил Равена с каким-то Шелдоном, но его не понял, а сам Макс еще неделю ходил дерганным, потому что в его пальцах ломались все без исключения перья, даже те, которые преподаватели специально для него заколдовывали на прочность. С ковриком история была еще более мутная.
   Если с диваном было еще кое как понятно, что не сидели на нем, потому что кому захочется сидеть с таким мрачным типом, то какое коврик имел отношения к Равену Дэвису и имел ли вообще, никто не знал. Но факт оставался фактом, и был он в том, что любой, задерживающийся на этом непримечательном, по сути, коврике дольше минуты, обязательно падал. После десяти вывихов, двадцати ушибов и бесчисленного количества синяков, коврик сочли проклятым и попытались выбросить. На следующий день, коврик снова лежал на месте, а заговорщики обзавелись несмываемыми надписями на ладонях: "клептоманам руки рубить". Послание оказалось достаточно угрожающим и коврик долгое время не трогали. Но через год, когда прошлое стало понемногу забываться, а противнейший Луис Нотрейн умудрился так удачно упасть на проклятом коврике, что сломал ногу, попытка изжить проклятый из гостиной повторилась. Не то, чтобы кто-то любил Луиса, многие бы и сами с радостью помогли бы ему переломать пару-тройку костей, но повод был идеальным. На этот раз коврик решили, для надежности сжечь. И что вы думаете? Дивная картина! На следующий день, коврик лежит, как ни в чем ни бывало, на своем месте, а поджигатели ходят такие пришибленные, как будто все разом получили уведомления об отчислении. Только через полгода, ребята стали признаваться, что в ту ночь увидели все один и тот же сон о том, как сгорают заживо. Сон был настолько реалистичным, что коврик еще долгое время обходили за три метра.
   Строго говоря, причастие к этому или любому другому инциденту с тем-самым-ковриком, Равена не доказано. Но путем проведения некоторых логических построений, умники с Рейвенкло пришли к выводу, что Дэвис был единственным, кто на коврике не падал. Зато те, кто Дэвису не нравились (ну, то есть больше всех остальных), падали в два раза чаще и даже не на коврике, а рядом. Тот же Нотрейн старался к ворсистому монстру не приближаться и к выходу из гостиной всегда шел у дальней стеночки.
   Итак, картина обрисована в общих чертах. И при нормальном стечении обстоятельств коврик и диван всегда оставались неприкосновенными. Но не сегодня. Удачная сдача СОВ вскружила студентам головы, они уточнили, что противный староста всю ночь дежурит по школе и устроили гулянку. Вечеринка удалась на славу. Был тут и нелегальный алкоголь, и какие-то запрещенные домовые фейерверки. К ревенкловцам набежали друзья из других факультетов и ничто не предвещало беды, когда в разгар вечера на пороге появился Равен Дэвис. О го мрачную фигуру мигом разбилось все веселье, и даже музыка, казалось, стала тише. Внезапно осознавшие хрупкость человеческих жизней софокультетники брызнули с дивана возле камина в разные стороны. Все ждали неминуемого мгновения расплаты. Но... Вопреки всеобщему распространенному мнению тварью и бездушной скотиной Равен не был. То есть бездушной скотиной, конечно, был, но раз в шесть лет, так и быть, был не против выпить. Он подцепил со стола одну из множества бутылок и устроился у камина.
   Ледяная статуя: "Застигнутые на месте преступления" потихоньку растаяла и в гостиной помаленьку воцарилось прежнее веселье. И только одна какая-то мелкая деталь не давала Равену покоя. Что-то явно было не так. Он недоуменно обернулся по сторонам и вдруг понял, что нарушало его священный покой. Вопреки всем мыслимым и не мыслимым канонам феншуя, на его диване, НА ЕГО ЛЮБИМОМ ДИВАНЕ, сидела девушка. Миловидная блондинка, кажется, со слизерина, недоуменно оглядывалась по сторонам и не понимала, почему все смылись с дивана. Ну, да, Равен Дэвис. Ну, да, не самая приятная компания. Но бегать то чего? И правда. Какие пустяки – пара месяцев в магпункте. Дэвис совсем уж собрался наложить на нарушительницу спокойствия какое-нибудь проклятие, но, внезапно для самого себя передумал. Он оценивающе глянул на бутылку огневиски в своей руке, потом на девушку и будничным тоном предложил:
Выпьешь?

+4

3

.
   Оглядываясь на прошедшие две недели, Мэйрин с удовлетворением делала вывод, что ничего страшного в сдаче СОВ нет. Во всяком случае, эта игра не стоила тех сумасшедствий, бессонных ночей и нервов, что были на неё потрачены. Конечно, определённых усилий потребовала сдача Заклинаний и Трансфигурации. Хотя с Защитой от Тёмных Искусств Мэйрин повезло (впервые за полных пять лет учёбы) – ей выпали как раз те задания, которые она наиболее усердно повторяла. Пришлось нести несусветную чушь на Прорицаниях, конечно, но Уиллан не особенно переживала по этому поводу: в конце концов, именно за подобную чушь девушка в течение трёх лет получала "Выше ожидаемого", а временами даже и "Превосходно". Не то что бы Мэйр откровенно придумывала на уроках по этому предмету, она просто говорила то, что, как ей казалось, было правильным в тот момент, в то время как ей самой это казалось полнейшим бредом. Порой эти так называемые предсказания даже сбывались, удивляя Мэйр несказанно. Может быть, это были задатки прорицательского таланта, а может, простые совпадения. Мэйрин особенно не зацикливалась на этом моменте: продолжать изучение Прорицаний на шестом курсе она не собиралась. Как и ещё ряда предметов. Но всё это будет гораздо, гораздо позже...
   А сейчас Уиллан удивлялась самой себе. Каким это образом она оказалась в гостиной Рейвенкло? Видимо, находясь в состоянии эйфории, позволила шумно радующимся однокурсникам привести себя в третью по высоте Хогвартскую башню. Подумать только – нарушить одно школьное правило и наблюдать за многочисленными нарушениями других!.. У Мэйрин просто голова кругом шла от всего этого. И надо же – представители разных факультетов вместе пили, шутили и веселились вовсю. Такого Уиллан ещё не приходилось видеть. От количества алкоголя ломились столы. Мэйрин тихонько протиснулась вглубь гостиной и устроилась между представителями сине-бронзового факультета на диванчике у камина. Чувствовала она себя явно не в своей тарелке. Крепких алкогольных напитков девушка не употребляла отродясь, а слабое сливочное пиво по вкусу напоминало ей свернувшееся молоко и вызывало желание исторгнуть его обратно в бутылку. Или на кого-нибудь, сидящего рядом.
   Мэйрин всерьёз задумалась на тему того, не стоит ли покинуть данную вечеринку, покуда ошалевшие от конца учебного года студенты не разошлись пуще прежнего. Уиллан слегка побаивалась пьяных людей – даже если это были её собственные братья. Патрик, настоящий глава клана, мог на семейных празднествах в одно лицо выпить полтора литра фамильного виски из подвала Макрив-хауза, который теперь он занимал единолично, после принятия титула. Мог – и выпивал. Кеннет не был таким любителем алкоголя, но его возможности ничуть не уступали возможностям близнеца, так что иногда и он не хило напивался. Несмотря на то, что эти Кастор и Полидевк местного разлива хорошо контролировали себя в состоянии алкогольного опьянения, Мэйрин всё равно старалась держаться подальше от них во время "посиделок". Вообще в этом плане Мэйр была белой вороной в семье: отец не пил много, но частенько устраивался у камина со стаканом охлаждённого виски. Матушка с годами полюбила ликёры и пила их примерно в том же самом виде, как папа – виски. Хотя тётушка Маэль рассказывала, что в школьные годы будущая леди Уиллан в огромных количествах пила всё тот же макривский виски. Причём пила большими стаканами, залпом и не икая.
   Мэйрин же держалась от алкоголя в стороне. Тому было много причин. Для начала Уиллан боялась того, что по пьяни совершит что-нибудь недозволительное, об этом узнают, и о ней пойдёт всякая ненужная молва... Остальные причины заключались в боязни алкоголизма и вообще в том, что "леди не пристало так себя вести". Плюс – было очень здорово неодобрительно поджимать губы, когда кто-то рассказывал о пьянках. Это давало какое-то чувство превосходства, что ли. Типа "я выше этого". Словом, очередной самообман в стиле Мэйрин.
   Из размышлений о том, под каким бы предлогом слинять из рейвенкловской гостиной (и не попасться при этом преподавателям: "Может, наложить на себя дезиллюминационное в коридоре? Хотя оно ещё весьма дурно получается..."), Мэйрин вырвал тот факт, что соседи по дивану неожиданно куда-то испарились. Мэйрин в недоумении оглянулась. Некоторые из находящихся в гостиной поглядывали на неё с плохо скрываемой тревогой. Мэйр быстро оглядела себя – тёмно-красное платье по-прежнему сидело без складок. Мимолётно, словно снимая паутину, коснулась волос и лица ладонью – нет, с ней самой явно всё было в порядке. Так почему же все уставились на неё, словно на прокажённую? Мэйрин ещё раз огляделась по сторонам и увидела, что один сосед на диване у неё всё-таки имеется. Так как у Уиллан была отвратительная память на имена и лица, она определила по значку, что это был староста факультета Рейвенкло. Парень оглядел Мэйрин каким-то странным взглядом и неожиданно, указав взглядом на бутылку в своей руке ("Староста с огневиски? Такого я ещё не видела!"), предложил девушке... выпить.
   Мэйрин округлила глаза, глядя на молодого человека. Ей, наивной, казалось, что старосты факультета назначаются для того, чтобы следить за дисциплиной – но явно же не для того, чтобы поощрать нарушения школьных правил! Мэйр изумлённо глядела на парня в упор минуты полторы, прежде, чем сумела выговорить:
Благодарю, но я... не пью.

+2

4

У Дэвиса выдался паскуднейший день. Он понял это с самого утра, когда еще до начала экзаменов был вынужден идти в теплицы и разбираться в случившейся там ночью драке. Задание не было бы столь паршивым, если бы ночью не прошел дождь. Топая в пять утра по жидкому месиву, в которое превратился школьный двор? он безразлично взирал на приближающиеся теплицы, окутанные серым туманом. Он погружал свои идеально чистые лаковые туфли в новоявленное болото практически по колено и с силой вырывал ноги из грязевого плена. Только дойдя до теплиц и очистив одежду заклинанием, он понял, как был не прав. Равен знал приблизительно тридцать три заклинания, которые могли бы помочь в этой ситуации, начиная с "незримого моста" и заканчивая банальным хозяйственным заклинанием, отталкивающим грязь.
   Потратив пару минут на подбор эпитетов к описанию своей глупости, Дэвис, наконец, вошел в теплицу, в которой через несколько часов должен был состояться экзамен у пятикурсников. Разбитые горшки, перевернутые лавочки, разбитые горшки.
Мистер Дэвис? – профессор Лонгботтом поднял голову от какой-то ужасающе важной травинки, – учеников уже отвели к директору, но Вы, как староста... не наведете здесь порядок?
Естественно, – без нотки раздражения отозвался Равен и пожелал Профессору долгих предсмертных мук. С каких это пор в Хогвартсе истребили всех эльфов? Или мистер Лонгботтом просто забыл об их существовании? Какого книзла Равен Дэвис (!) должен убираться в теплицах?
   Равен поддернул рукава и преступил. Заклинания из раздела "Для молодой домохозяйки" никогда не были его любимыми. Это заняло гораздо больше времени, чем ему хотелось бы.
Профессор, куда мне пересадить кактус? – бесстрастно спросил он, пошевелив носком ботинка последний островок беспорядка (не считая потрясающе неопрятный вид профессора).
   Преподаватель рассеянно поднял глаза, несколько раз переспросил, задумчиво попросил отдать беженца в хорошие руки и выдал Равену невыразимо уродливый красный с позолотой горшок. Дэвис не смог сдержать гримасы отвращения, однако профессор этого не заметил, а у самого рейвенкловца появилась хорошая мысль. Кактус был как раз удачным: один длинный и два маленьких кругленьких. Равен парой взмахов палочки создал (по всем правилам) икебану в виде фаллического символа и, вызвав домового эльфа, приказал поставить горшок на прикроватную тумбочку Фредерика Забини. Равен надеялся, что это будет достаточно нецензурно, чтобы высказать Рику всю глубину своих чувств по поводу его вчерашней проделки. Он меньше всего ожидал, что вопиллер, взорвавшийся перед ним на обеде...
   Ангел мрака, послушай, есть светлые песни.
Йотой счастья, любовью, разбавь свои стоны.

    И пока Равен осознавал эту пафосную речь, произнесенную противнейшим сладким женским голосом, вопиллер взорвался над его головой и разлетелся черными лепестками роз, опадая на плечи Дэвиса. Студенты замерли в ужасе, Равен перевел холодный мрачный взгляд на неиссякаемый поток лепестков и спокойно приказал:
Incendio!
   На голову старосте посыпался пепел, который он стряхнул с волос небрежным движением кисти, и новые лепестки возобновили свою романтическую деятельность. В зале послышались первые робкие смешки. Равен пожелал всем сдохнуть (про себя, разумеется), трансфигурировал из вилки зонт-трость и невозмутимо раскрыл его над собой. Лепестки продолжали сыпаться на него весь день и не поддавались никакой магии. До вечера Дэвис ходил по Хогвратсу под зонтом с абсолютно каменной физиономией. Был только один человек, который был достаточно нагл, чтобы решить, что Дэвис его за такую проделку не убьет. И на удивление, Фредерик оказался прав. К вечеру, хвала все богам, романтический поток иссяк, Равен столь же невозмутимо захлопнул зонт и отправился спать, чтобы всю ночь промучиться от кошмаров, вызванных переизбытком эмоций днем, и проснуться в пять утра. Так что теперь кактус казался неплохой идеей...
   ... ровно до той поры, пока Равену не пришел ответ. Элегантная записочка, в три строчки ровным почерком:
Я не подозревал, mio signore, что Вы так хорошо знакомы с языком цветов! Я несказанно рад вашей настойчивости. И отвечая на заданный таким изысканным манером вопрос, я скажу Вам, что мне действительно опостылело одиночество и я был бы рад вновь увидеть вас в своей холодной постели.
   Дэвис непонимающе перечитал записку несколько раз, Не поленился сходить в библиотеку, пустующую во время экзамена и выяснил, что на языке цветов кактус значит: "Тебе не надоело одиночество?". День из просто отвратительного становился невыносимым.
   До ночи Равен разбирался с попытавшимися списывать на экзамене и должен был сделать еще как минимум три обхода по школе, но свалил это на Алису и ушел к себе. А в гостиной... это...
   Можно было разогнать гуляк двумя фразами, поснимать кучу баллов, устроить множество проблем заводилам. Но он просо взял бутылку виски и сел на любимый диван. Постарался даже быть пообходительнее с перепуганой слизеринкой, но она начинала выводить его из себя.
Благодарю, но я... не пью, – пролепетала девчонка.
У всего в этой школе есть свои правила. И если ты уже пришла сюда, то будь добра пить! – подозрительно добрый голос Равена не наводил на мысль о том, что ослушаться старосту было бы безопасно.

Отредактировано Raven Davies (2014-07-12 23:30:04)

+4

5

.
   Нынче днём, во время обеда в Большом Зале – аккурат после того, как Мэйрин и её сокурсники сдали пресловутый последний экзамен – на стол перед Уиллан приземлилась семейная сова. Это была дивная в своей красоте птица – белоснежная, но с несколькими золотисто-коричневыми пятнами на оперении. Строго говоря, она не принадлежала Уилланам. Эта птица была из совятни на острове Иона, где мирно жил клан матери Уиллан; с тех пор, как пару лет назад леди Шарлотта сняла с себя обязанности главы клана в пользу своего старшего сына, все совы с Ионы перешли в пользование Патрика. Но Кайри – та сова, что днём изволила пить тыквенный сок из кубка Мэйр – безапеляционно признала своими единственными хозяевами чету Уиллан и прочно поселилась в Гринкасле. Патрик не особенно был озабочен тем, что на одну специально обученную сову в подвластных ему территориях стало меньше; Мэйр иногда задумывалась о том, что Патрик вообще не сильно переживал о своих обязанностях. Но это совсем другая история. Итак, Кайри, как уже стало ясно, принесла для Мэйрин письмо от родителей. Точнее, большая часть послания была написана Рейганом Уилланом, его слегка высокопарным языком официального письмописания. Он поздравлял дочь с "безусловно успешным" окончанием учебного года, выражая надежды, что у неё "всё в полном порядке", а у него – "нет ни малейшего повода переживать". Ниже, постскриптумом, была приписка от матери. "И пусть весь Хогвартс содрогнётся, пока ты будешь праздновать свой последний экзамен!"
   Ей-Богу, леди Шарлотта иногда вела себя подобно ребёнку. Мэйрин прекрасно знала, что она не была такой ещё несколько лет назад, когда на её плечах тяжким грузом лежали обязательства перед семьёй, но едва её место занял Патрик – почтенная мадам Уиллан превратилась во взаблмошную девицу. Глядя на неё и на отца, Мэйр не уставала удивляться, как эти два непохожих человека живут бок о бок и ещё ухитряются, судя по всему, любить друг друга. Рейган, добродушный здоровяк, воспитанный в строгости магического этикета своей чистокровной матерью, снисходительно терпел все выходки Шарлотты, которая, напротив, была воспитана в относительной вольности (во всяком случае, создавалось такое впечатление; бабушка и дедушка Мэйрин лишь разводили руками, поясняя, что так и не смогли вложить своей дочери необходимое уважение к правилам приличия). В то, что рассказывала тётя Маэль (что якобы до рождения близнецов у Уилланов всё обстояло иначе, и это Шарлотта была чопорной леди, тогда как Рейган слыл тем ещё оторвышем) Мэйр не особенно верила. Какое-то время назад девушка смотрела на мать как на кумира, копируя её сдержанные манеры, грациозные движения и способность так взглянуть на человека, что он беспрекословно выполнял то, чего хотела миссис Уиллан, она же леди Макрив. Но теперь всё было иначе: Мэйрин всё чаще удивлялась тому, что она, как две капли воды похожая на свою мать внешне, была полной противоположностью ей по характеру и мировосприятию. Вот и сейчас – младшая Уиллан внутренне кипела: как это мать могла подумать, что она, Мэйрин, будет что-то там чудить, празднуя окончание пятого курса!
   Но мама оказалась права. К величайшему стыду и сожалению Мэйрин. Но об этом несколько позже.
У всего в этой школе есть свои правила. И если ты уже пришла сюда, то будь добра пить!
   Голос рейвенкловского старосты был обманчиво-добродушным, и Мэйрин – будь проклята её пресловутая способность чувствовать настроения других людей и все полутона! – сразу почувствовала в его словах скрытую угрозу. К собственному удивлению, первое желание, которое остро ощутила Мэйр, было желание взбунтоваться и посмотреть на то, что сделает молодой человек, куда приведут его угрозы.
   Но Мэйрин Уиллан была кем угодно, только не бунтаркой. К тому же её предприимчивый ум рассчитал возможные варианты, одним из которых был возможный скандал, если она не уступит. Не хотелось бы, конечно, привлекать внимание к этому вероятному инциденту... Да и вообще к своему присутствию в рейвенкловской гостиной.
   Это всё потом станет крайне хреновыми отмазками её дальнейшему поведению... Давайте будем откровенны: предложение выпить на самом деле было куда более заманчивым, чем Мэйрин хотела бы верить. Но, конечно, она никогда в будущем не будет думать об этом вечере в подобном ключе.
Что-то я не припомню правил в школьном уставе, которые обязывают студентов пить в компании старост, – откуда-то взялась уверенность в правильности своих действий. Кто бы мог подумать! Разве в этом действительно может быть что-то правильное? Но эта уверенность придала смелости Мэйр, моментально убрав из её речи и движений малейшую скованность. Голос зазвучал привычно мягко и мелодично, и, несмотря на намерение нарушить собственные принципы, Мэйрин своими жестами стала больше напоминать девицу из благородной семьи, чем ещё пару минут назад. – Но я предпочитаю не нарушать правил, даже если их источник, мягко говоря, внушает мне сомнения, мистер... Прошу прощения, не имею удовольствия знать Ваше имя, – нарочно выделив особенной интонацией последние два слова, девушка протянула руку к бутылке, которую по-прежнему сжимала ладонь старосты.

+2

6

Что-то я не припомню правил в школьном уставе, которые обязывают студентов пить в компании старост, - встрепенулась девчонка, и, как будто, даже расправила плечи. Равен изогнул бровь. Усталость, поселившаяся, кажется, даже в костях, расплывалась по спинному мозгу, блокируя все сигналы к движению. Но вот живой мозг рейвенкловца заблокировать было не так легко и произошедшие с девушкой метаморфозы (а называть ее девчонкой теперь было не с руки), крайне его заинтересовали. Равен всегда любил людей с чувством собственного достоинства. Тем более, когда оно не было основано на пустом звуке.
- Не старайтесь казаться глупее, чем вы есть, - левый краешек рта дрогнул, обозначая улыбку, Равен устало потер переносицу, - Вам и без меня прекрасно известно, что негласные правила так же важны, как и гласные. А иногда даже важнее.
   Разговор становился интересным. Равен был не прочь порассуждать на эту тему, ему всегда нравилось проговаривать слова, это делало мысли более четкими. Он, конечно, всегда мог говорить и про себя, но с собеседником, все же, было сподручнее. Тем более, что собеседник подвернулся неглупый.
Но я предпочитаю не нарушать правил, даже если их источник, мягко говоря, внушает мне сомнения, мистер... Прошу прощения, не имею удовольствия знать Ваше имя, – девушка наконец соизволила протянуть руку к бутылке. Равен не отпускал вино пару мгновений, с легким прищуром глядя на собеседницу, и наконец сдал ей бутылку без боя, легко кивнув головой.
   Конечно, он знал ее имя до того, как она бы его произнесла. В семье Дэвисов не зачахли еще аристократические замашки воспитывать детей, как юных наследников престола, и в частности Равен должен был знать поименно всех представителей чистокровных родов Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. Как долго он не мог запомнить все эти заковыристые фамилии, запутанные связи и направления политики семей, знают только бессонные ночи, его ушедшего детства. С портретами глав семейств было проще, на визуальную память Равен никогда не жаловался. И вот сейчас, он с уверенностью мог сказать, что перед ним дочка Шарлотты Макрив Уиллан. Даже если бы Мэйрин была совершенно непохожа на мать, ее с головой выдавал бы легкий акцент.
   А вот то, что его имени собеседница не знала, было удивительно. Равену казалось, что его именем давно пугают первогодок под покровом ночи, так стремительно и безжалостно распространилась по Хогвартсу его репутация. Впрочем, так или иначе, а этот факт определенно делал Мэйрин честь, поскольку свидетельствовал о том, что она никогда не встречала старосту рейвенкло в коридорах после отбоя.
- Равен Дэвис. К Вашим услугам, - качнул головой Равен и выжидательно посмотрел на девушку. То, что он знал ее имя, не было поводом не дождаться от нее ответа. По крайней мере, этикет требовал от него именно этого. Правда этикет, совершенно точно, не требовал пить с дамой из одной бутылки, не используя при этом бокалов. Но Равен полагал, что каждому месту - свой этикет.
   А в гостиной, тем временем, возобновилось веселье. Самые нервные еще поглядывали в его сторону, но только и всего. Вернулись потихоньку те, кто счел за благо сбежать при появлении старосты. Всем прекрасно было известно, что Равен может через неделю восстановить список присутствовавших на вечеринке, даже если заглядывал в гостиную всего на секунду, но надежда бессмертна в юных сердцах. Достали из под столов выпивку, которые самые резвые попытались спрятать. Музыка заиграла с былой громкостью. И только мертвая зона вокруг дивана, на котором сидели Мэйрин и Равен выдавала присутствие Дэвиса на празднике жизни.

+2

7

.
   Сказанные собеседником слова заинтересовали Мэйр. Создавалось впечатление, что рейвенкловский староста раскусил её, словно орешек.
   - Не старайтесь казаться глупее, чем вы есть.
   Продолжение этой реплики девушка оставила без внимания, но её серьёзно зацепило сказанное. Она действительно частенько старалась казаться дурочкой. Эта маска глупенькой блондинки позволяла Мэйр добиться того отношения к себе, которое в школе она считала приемлемой. Создаваемое впечатление – мол, что Уиллан ничего, кроме содержимого учебников, не знает, и в житейском смысле дура дурой, несмотря на хорошие оценки, – давали Мэйрин возможность находиться в тени и не привлекать к себе особенного внимания. По этой причине она редко вступала в споры, комментируя нелепые высказывания окружающих только тогда, когда это было уже совсем откровенной глупостью, и ей было трудно сдержаться. Она слегка улыбнулась сказанному своим случайным партнёром по дивану вину. Аналитическое мышление, как всегда, быстро работало, ставя в невидимом списке пометку: «Не хотела бы я иметь его во врагах. Явно опасный противник.» Мэйрин любила анализировать людей, исходя из их поведения, манеры речи, жестов, делая выводы о том, кто они такие и с чем их едят.
   - Равен Дэвис. К Вашим услугам, - представился собеседник.  Девушка с трудом подавила раздражение на саму себя.
   Мэйрин, к своему великому стыду, была не настолько совершенной, как ей хотелось бы. Одним из существенных недостатков была её отвратительная память на имена. Ирландка с лёгкостью запоминала даты, события, мельчайшие подробности событий, дословно цитировала других людей, - и при этом забывала напрочь каждое второе сказанное ей имя буквально на следующий день. А то и намного раньше. Конечно, фамилия Дэвис была на слуху у магической знати. И, напрягая память, Мэйрин могла бы с уверенностью сказать, что знала, кем был рейвекловский староста-шестикурсник: конечно, отпрыском этого древнего и, несомненно, безукоризненно чистокровного семейства.
   Равен представился таким официальным тоном, что Мэйр, мгновением раньше принявшая из его рук початую бутылку вина, едва не рассмеялась сложившемуся положению. Сделав глоток из горлышка (вино приятно обожгло горло и внутренности, хотя пить прямо из бутылки Мэйрин считала просто верхом невоспитанности - вплоть до этого вечера) она улыбнулась кончиками губ и не менее высокопарно ответила:
   - Мэйрин Уиллан. Рада знакомству с Вами, мистер Дэвис, - и, подумав с мгновение, протянула Равену для приветственного формального поцелуя в руку свою изящную ладонь. Со стороны это, должно быть, казалось необыкновенно забавно, учитывая тот факт, что в другой руке девушка всё ещё держала бутылку с вином. Мэйр напомнила себе, что настоящие леди не пьют в компании малознакомых людей, но несколько глотков вина говорили совсем о другом.

Отредактировано Maireen Whellan (2014-10-01 14:53:57)

+1

8

- Мэйрин Уиллан. Рада знакомству с Вами, мистер Дэвис, - девушка улыбнулась и протянула руку, которую Равен совершенно автоматически поцеловал. Это было так же естественно, как здороваться при встрече или прощаться уходя. Это было той привычкой, от которой невозможно было избавиться. И сейчас, среди всего этого пьяного безобразия, подобный жест казался почти средневековой романтикой, а не обычной данью уважения:
- Благодарю, что почтили меня своей компанией, мисс Уилан, - он отпустил тонкую руку и легко встал с дивана. Мгновенно, с его пути убрались танцующие, а некоторые особо нервные приняли этот резкий жест за сигнал к прекращению праздника. Но Равен только подошел к столу и взял с него блюдо, с которым вернулся на диван. Закуски он устроил в воздух парить между собой и Мейр. С одной стороны, это было прилично, потому что ставить еду на диван  верх неопрятности. С другой стороны, создавало дистанцию между ним и девушкой. Равен не любил панибратства, и когда кому-нибудь приходило в голову дружески похлопать его по плечу, он обычно смотрел на наглую руку так, словно бы в самое ближайшее время она должны была загореться. Он испытывал брезгливость, глядя на то, как пьяные подростки зажимаются на диванах прямо у всех на виду и не имел никакого желания ассоциироваться у кого либо с таким отвратительным зрелищем.
  Тем не менее, по разношерстной толпе студентов уже пошли шепотки. Те, кто еще несколько минут назад жалели бедную девушку, теперь кидали на парочку взгляды с уже совсем другим интересом. Неужели кому-то все-таки удалось разбить каменное сердце старосты Рейвенкло. Да-да, именно разбить. Кто ж с таким дементором встречаться будет по собственно воле. Кстати, на счет "собственной воли" в толпе студентов тоже были вопросы и предположения. Равена уже успели заподозрить и в применении империо (видимо, невербально) и в том, что в бутылке было любовное зелье (иначе зачем бы ему так упорно подсовывать девушке вино). Взгляды становились все любопытнее и все больше раздражали Равена. И все больше раздражала музыка, заставляющая вслушиваться в каждое слово собеседницы. Он был бы не против наложить на диван сферу, не пропускающую звуки, но не был уверен, что хочет, чтобы о нем и мисс Уиллан пошли сплетни.
- И что же привело вас, мисс Уиллан, в это место? На сколько мне известно, раньше вы не участвовали в таком возмутительном нарушении порядка, - это действительно был интересный вопрос. Мейр была не глупа и явно имела отличные представления о правилах хорошего тона. Равен никогда не ловил ее с выпивкой, никогда не встречал в коридорах после отбоя. Было очень странно то, что она вот так вот вдруг решила нарушать правила. Да еще и пошла для этого в гостиную Рейвенкло. Не логичее ли было, в таком случае, начать с вечеринке в родных подземельях, чтобы избегнуть, по крайней мере, риска быть пойманной в коридоре, когда будет возвращаться в свою спальню. Это становилось похоже на загадку. А загадки очень любил живой мозг Равена.
   Она рассматривал Мейр, не переступая порогов приличия. Его взгляд не был слишком настойчив, в нем не было ни намека на тайные желания. Исключительно исследовательский интерес. И Равена не покидало ощущение, что сама мисс Уиллан точно так же изучает своего собеседника.

+3


Вы здесь » Ignis ardentes: de auditu » Возвращение в прошлое. » ◄ Пей, деточка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC