Фредерик Забини. Главный администратор, создатель форума, Царь, Бог, Наполеон. skype: blaise_zombini Равен Дэвис, второй администратор, ходячий секс и живое воплощение Снейпа. skype: ammeko Люси Уизли, самый добрый модератор и самая очаровательная заноза в заднице. ICQ: 685004181 Фред Уизли, наш чудесный фотошопер и просто солнышко.
Скорпиус Малфой.
Думать на голодный желудок может только совершенно отчаянный человек. Лично у меня постоянно вылетают из головы самые неважные для моей жизни факты, но невероятно нужные для сдачи таких скучных предметов как история магии.
текст
гостевая сюжет персонажи внешности правила партнеры
Тематика: ГП III поколение. Рейтинг: NC-17.
Игровой промежуток: 10.09.2022 - 20.09.2022.
квест 2, квест 3, квест 5, квест 6
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
17.12. Празднуем возвращение блудного администратора невероятной активностью на форуме. Специально для вас стартовала особая предновогодняя перекличка!

30.10. Мы на плаву, капитан у руля, посему ждём всех домой. А новичкам - добро пожаловать, располагайтесь, мы всех любим!
Милые мои игроки, не забываем, что вы приходите на форум ради игры, а не просто для того, чтобы написать анкету и болтаться без дела. Так что настоятельно просим всех осчастливить нас игрой до полуночи Хэллоуина, иначе вас съест очень голодный и очень злой дракон! Счастливого Хэллоуина!

30.09. Поздравляем всех с окончанием переклички. Наши ряды поредели, некоторые игроки, забывшие или не пожелавшие отметиться, оставлены пока по милости администрации, но если никакого движения не будет - пока-пока, детки. Так что предлагаю всем активно включаться в игру - вас давно ждут квесты на любой вкус, а также никто не отменял возможности просто поиграть в любой локации что-то своё. Мы не кусаемся, дерзайте!

25.09. Напоминаю всем впавшим в зимнюю спячку, канувшим в пучину депрессии и сгоревшим на учёбе/работе: милые, у нас ПЕРЕКЛИЧКА до 28.09. Если вы не соизволите отметиться и показать, что вы живы и жаждете играть, ваши трупики будут вынесены в соответствующую тему, а профили удалены. Дамы и господа, мы хотим представить вашему вниманию новый дизайн, за который говорим спасибо трём людям: Люси Уизли за этот щедрый подарок любимому форуму, Фредерику Забини за идею и помощь дизайнеру и, конечно же, великолепную беренику за это чудо.
5 дня, 18 сентября 2022 года.
А чем там заняты наши преподаватели. Как? Вы не знаете? Не выключайте свои магофончики, я сейчас все вам расскажу. Они держат большой пафосный совет прямо в Больничном Крыле. Кажется, поход Лоркана и Ко по неизведанным мирам закончился не очень хорошо. И теперь в больничном крыле валяется несколько хладных тушек в коме. Понятия не имею, чем там занят весь пед. состав, но дело с мертвой точки все еще не сдвинулось. А это значит, мои сладенькие, что им придется звать эксперта. Да-да. Именно. Сумасбродного папашу Скамандеров. Надеюсь, он принесет с собой парочку скандалов. А вы как думаете?


9 утра, 12 сентября 2022 года.
Зельеварение, сладенькие, мой любимый предмет. Взрывающиеся котлы, паникующие студенты. Нет-нет, да и случится что-нибудь захватывающее. Вам бы получше следить за студентами, профессор! Особенно, скажу вам по секрету, присмотритесь к Бенджамину Пэришу. Вижу, как наяву: в этот раз она взорвет что-то фееричное. И что же будет с нашим несчастным шестым курсом? Может быть, эта ужасная беда настигнет и меня? Нет, пожалуйста, только не на мою новенькую мантию, Бенджамин!


8 вечера, 10 сентября 2022 года.
Учебный год начался, мои котики, и наша задача сделать так, чтобы это начало было фееричным. Дерек Харпер как никто другой знает толк в хороших вечеринках и правильных развлечениях. Но вот вам мой совет: ничего не пейте из рук слизеринца. Но если все же пьете, а в вашем кубке оказывается Veritaserum, пеняйте на себя. Я с удовольствием подслушаю все ваши секретики и честно поделюсь ими со всеми. Итак, вечеринка начинается. Кто с нами?


9 утра, 10 сентября 2022 года.
Кое-кто уже совсем взрослый. Вы скоро разлетитесь из нашего уютного гнездышка, мои сладкие. И направитесь кто куда. Но так ли правдивы наши надежды? Сможешь ли ты, малыш гриффиндорец, стать аврором? Или на самом деле твое место в пыльном хранилище за бумажной работенкой? Добрый дядюшка из Министерства все расставит по своим местам. Но вот незадача. Почему никто ему не сказал, что Джеймса Поттера и Равена Дэвиса нельзя запирать в одном помещении? В их противостоянии небывалый накал, наши умнички выучили парочку темномагических, и кто знает, какой эффект они дадут при взаимодействии? Вы заперты вместе со своими бумажками ровно на два часа. Но время работает против вас, мои милые. Что успеет случиться за это время? Я буду подглядывать в замочную скважину. Хотя, кто знает: может, я буду среди вас?
Квест №2. My future starts when I wake up every morning: Астрид Вуд.
Квест №3. Advanced Potion-Making: Скорпиус Малфой/Альбус Поттер.
Квест №5. Lead me to the light: Дезмонд Райли.
Квест №6. Got a secret. Can you keep it?: Люси Уизли/Флоренция Забини.


◄And said: "Hello!": Ральф Скамандер.
◄Моя маленькая Лили: Гарри Поттер.
◄Shoosh: Равен Дэвис.
◄Как дела? Давно с тобой не виделись: Лили Поттер.
◄Джеймс Поттер и бесконечное терпение: Джеймс Поттер.
◄Мама нас прикончит: Джеймс Поттер.
◄louder: Хьюго Уизли.
◄Особые услуги гостям Забини-Менора: Фредерик Забини.
◄never gonna let you go: Джеймс Поттер.
◄you'll be mine: Каин Флинт.
◄Пей, деточка: Мэйрин Уиллан.
◄Небольшие этюды из жизни Забини и Малфоя: Фредерик Забини.
◄And the flashlights, and sudden explosions: Флоренция Забини.
◄Anger is a short madness.: Равен Дэвис.


►Me and my little princess: Хьюго Уизли.
►Teach me to be a good girl: Роза Уизли.
►Careful with touches: Дезмонд Райли.
►Больно только по живому: Гарри Поттер.
►Waste me: Каин Флинт.


▌devil in his eyes: Люси Уизли.

Ignis ardentes: de auditu

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



◄ Shoosh

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

SHOOSH

участники: Raven Davies, Sebastian Selwyn
время: 30 июля 2022.
место: дом Дэвисов.


https://38.media.tumblr.com/tumblr_m74psnIkE21r9xjxoo1_500.gif
сюжет
Ты мне нравишься. Поэтому я научу тебя всему плохому, что знаю и умею.


примечания: пропаганда гомосексуализма, NC-21.

+3

2

Иногда Равен читал сказки. Очень редко. Очень давно. И все они заканчивались свадьбами. При чем не просто свадьбами, а пышными, помпезными праздниками, на которых невесту пытались утопить в оборках свадебного платья (какая нелепая смерть), а жениха свести в петлю счетом за угощения. И тем не менее, свадьбе обязательно предшествовало волшебное оживление, все бегали, суетились, носились с шелками и хрустальными туфельками. И Равен боялся представить, что в один прекрасный день и Дэвис-менор наполнится этим раздражающим щебетом. Уже сейчас, в доме царило необычное оживление, приходили поздравительные письма, чаще приезжали гости. Благо, розовых бантиков еще никто под потолком не развешивал. А ведь это, пока что, только помолвка. О гостях всегда было известно за неделю и как раз неделю назад Дэвис узнал, что впервые за долгое время, гости будут приятные, из всех чистокровных семей, полагавших своим долгом высказать Министру свое уважение, Селвины были единственными, кого Равен действительно хотел видеть. Не все семейство, конечно, но от компании Себастьяна он бы не отказался ни в коем разе.
   Парадная гостиная стала оплотом этикета и церемоний. Вечером, накануне, Равен мог бы при желании написать сценарий сегодняшнего разговора, потому что за столом звучали только положенные слова, в положенном порядке. Атмосфера более-менее разрядилась только тогда, когда разговор перебрался из-за стола к креслам у камина. Отцы завели разговор о финансах, матери чуть в стороне о каких-то веяниях в искусстве. При желании Равен мог бы одинаково связно поддержать и тот и другой разговор, но без особого удовольствия. Тем более, что им со Слепым благостно разрешили удалиться в малый зал, где они, конечно, должны были обсуждать проблемы современного образования и готовность современной молодежи к отцовству. Естественно, ни того, ни другого они не обсуждали.
    Если Равен находил какую-то новую интересную информацию, касающуюся старой темной магии, он по долгу дружбы просто обязан был поделиться ею со Слепым. Можно сказать, что именно таковой была его роль в этих отношениях, потому что Слепой, которому читала в основном Дороти, катастрофически недополучал подобную информацию и его живой ум голодал по этому роду науки. И поэтому, Равен стремился выискивать что-то новое, чтобы порадовать друга при встрече. Это было первым делом, до того, как спросить Слепого о делах, до того, как поделиться чем-то личным, до всего на свете: "Привет, я читал сегодня гриммуар...". Поэтому нет ничего удивительного в том, что оказавшись со Слепым наедине Равен тут же завел лекцию на занимательную тему кровной магии и ее ответвлений, щедро сдабривая книжную информацию, своими колкими замечаниями. Ни в каком разделе магии больше не было столько пафоса. Если бы оставить из этих книг одну содержательную информацию, они могли бы похудеть втрое:
- Эти надменные скелеты полагают, что нет ничего важнее для науки, чем химический состав праха, которым они посыпают свои лысые головы, - раздраженно бросал Равен, расхаживая по кабинету, перед креслом, в котором устроился друг и продолжал приводить научные выкладки, не забывая прислушиваться к голосам в гостиной, потому что, несомненно, не имел права на столь резкие выпады в сторону уважаемых магов.
   Но где теория, там всегда была и практика.
- Нет-нет, - азартно возражал Дэвис на очередное замечание Слепого, - Здесь неожиданно занимательная механика движений. Очень нехарактерная эпохе. Вставай, покажу!
   Это была отработанная схема, никто еще не придумал другого способа, как показать Слепому движения палочкой: Равен обхватывал тонкую кисть ладонью, становился чуть позади плечом к плечу:
- Здесь существенно работает вся рука, начиная от плеча, а не только кисть, даже корпус чуть-чуть, это должно быть отголосок Ирландского стиля. По крайней мере, у этого автора, таких широких жестов я еще не встречал, в основном английский минимализм, когда предплечье шевелится только немного, - Равен медленно двинул рукой, совершая необходимый взмах. И еще раз. И еще. В конце-концов, ему пришлось крепко прижаться к спине друга и ухватить его свободной рукой за талию, чтобы Слепой не сделал ни единого лишнего движения.
- Понимаешь теперь? - наконец спросил он, когда движения приобрели правильную форму, - Совершенно нетипично! - исследования увлекали его, в моменты подобных объяснений он становился настолько эмоционален, что в нем сложно было узнать Равена Дэвиса.

+3

3

По правде говоря, Себастьян не любил окружающий мир. Будь его воля, он бы навсегда слился в единое целое со стенами Хогвартса, где каждый уголок знал наизусть, где эта запертая и совершенна своя жизнь гораздо понятней, приятней и интересней. Но выбирать особенно не приходилось. Поэтому каждые каникулы приходилось вновь привыкать ходить с родителями, изображавшими семейное благополучие и идиллию, на всякие визиты и встречи, устраивать подобные у себя дома, общаться с гостями (чего хотелось меньше всего), терпеть их так и не привыкшие пристальные взгляды и с невинным видом пугать их своими пустыми глазами, вдруг осмысленно направляющимися им в лица. Он чувствовал, как они вздрагивали от ужаса. Его всегда это забавляло - такая реакция тех, кто не привык. Зато его больше не трогали в течение всего приёма, а по залу шли тихие шепотки: "Он как будто в душу смотрит". И Себастьян, конечно, их слышал, но делал вид, что вовсе нет.
И вот, снова здравствуйте. Очередной визит. Предварительное бла-бла-бла двух дружественных семейств о предстоящем торжестве. Парень с удовольствием бы пропустил это дело, если бы не возможность снова провести время с Равеном. С человеком, от которого в равной степени столько же шума, сколько и полезной информации. С человеком, который удивительным образом понимает его. Да и просто с которым появлялись хоть намёки на эмоции, причём положительные. И это всё скрашивало необходимость похода куда-либо.
За столом, как и в кресле у камина, Себастьян по большей части молчал, что ощутимо раздражало отца, то парень был уверен, что тот сохраняет невозмутимость и даже улыбается своему собеседнику. А Селвин-младший не мог выдавить из себя больше десятка слов для светской беседы, да и не хотел. Лишь периодически вежливо чуть склонял голову в знак согласия с тем или иным мнением министра. Наконец-то покидая зал вместе с Равеном, он краем уха услышал сдержанный шёпот отца, извиняющегося за него и его молчаливось и аргументирующего это какой-то глупостью по поводу слепоты. Это Себастьян даже не дослушал. Все свои беды отец прикрывал увечьем собственного сына, видимо, полагая, что невозможно и за всю жизнь привыкнуть к такой жизни. Как только дверь закрылась, Равена прорвало и, к счастью, на нужную тему, о которой даже не надо было спрашивать. Поэтому слизеринец с облегчением опустился в кресло и расслабился, внимая постоянно перемещающемуся голосу друга и изредка задавая наводящие или уточняющие вопросы.
- Я даже догадываюсь, как могло выглядеть сотворение этого заклинания, - в очередной раз вставив негромко свои пять кнатов, проговорил Слепой. - Что-то вроде...
И он изобразил рукой, сжимающей воображаемую волшебную палочку, взмах, похожий на комбинированную форму некоторых заклинаний, которые до этого показывал ему Дэвис. Но тот горячо возразил, и Себастьян, заинтригованный новым выражением магов прошлого, поднялся из уютного кресла, подойдя ближе к другу, на голос и дыхание которого ориентировался. Замерев в шаге от него, парень привычно расслабил правую руку, чтобы позволить ею манипулировать. Дыхание ревенкловца непривычно щекотнуло шею, обнажённую благодаря стянутым на затылке в тугой пучок волосам. Кожа в момент покрылась мурашками, но Селвин предпочёл не заметить и не придать этому значения. Вместо этого он послушно повторял навязываемые другом движения рукой, а затем пришлось подстроиться и всем корпусом, так как Равен властно перехватил его за пояс, настаивая на более точном исполнении.
Слепой не любил чужие прикосновения без надобности. Но не противился прикосновениям Птицы. Слепой не любил, когда даже при помощи выполнения заклинаний кто-то прикасался к нему как-то иначе помимо руки. Даже если это Птица. Но в этот раз, ощутив прижатое к собственной спине тело парня, он почему-то не захотел огрызнуться и выскользнуть из чужих рук. Напротив, ему захотелось чувствовать это тело и дальше. И ему это не понравилось.
- Понимаю, - бесцветно ответил Себастьян и привычно настойчиво высвободился из лишней хватки, повернувшись лицом к нему и быстро проведя ладонью по своей рубашке, будто бы "стряхивая" недавнее прикосновение к телу. - А для тебя совершенно нетипично так меня хватать без предупреждения, Стервятник.
Пустые глаза "смотрели" прямо в лицо Рэю. Слизеринец даже честным образом старался испытать хотя бы раздражение за этот проступок, но получалось из рук вон плохо, а о недвижимой мимике и вовсе не приходилось говорить. Вместо этого что-то заставило его едва наклониться, чтобы окончательно сравняться по росту, и прижаться губами к губам парня, настойчиво целуя.

+1

4

Равен знал как Слепой относится к прикосновениям и никогда не пересекал черту благоразумия. С одной стороны, зачем делать неприятно человеку, которого называешь своим другом? С другой стороны, Дэвис и сам никогда не стремилась к теплым объятиям. Как и любой наследник чистокровной семьи, он привык к тому, что между тобой и собеседником всегда должно быть достаточно личного пространства. Даже если много лет назад, ты был настолько близок этому человеку, что помещался в живот: материнство не повод для объятий, мы же все-таки англичане. В шумной толпе Равен всегда старался держаться мрачнее обычного, чтобы никому и в голову не пришло, подходить к нему ближе, чем на расстояние вытянутой руки. И Равен, конечно, помнил, что в темноте все прикосновения становятся четче и жгут больнее. Поэтому между ним и Слепым никогда не было тактильного взаимодействия: они не пожимали друг другу руки при встрече, не обнимались на прощание.
   Но сейчас Равену даже в голову не пришло, попытаться избежать тесного контакта. О чем может быть речь? Это же наука. Нет деталей - нет правильных выводов. И когда Слепой обернулся к нему, резким движением сбросив с себя руки Равена, он опешил на мгновения, пытаясь осознать, что сделал не так. Это не было паническими мыслями, переволновавшегося хаффлпаффца, который случайно обидел своего друга. Он стремительно анализировал ситуацию, в поиске того самого поступка, который мог не понравиться Слепому. Любую ошибку следовало осознать немедленно, по горячим следам, чтобы предупредить ситуации подобные этой. Стоило предупредить Слепого о том, что собирается сделать? Нет. Если бы движение действительно было неожиданном, Селвин дернулся бы. Следовало спросить? Все-таки, они были достаточно близки, чтобы позволять себе подобное и не подозревать дурных намерений. Тогда что? В отличии от многих, Равен не терялся перед зрячим взглядом Слепого, его ум был слишком ясным, чтобы поддаваться подобным мистификациям. Но и кроме этого, чего-то в слепом не хватало для правдоподобной злости. То ли Равен слишком хорошо выучил повадки своего друга, то ли сам не верил в свою виновность. Так или иначе, за всему этими мыслями, Равен пропустил начало движения, которое привело губы Слепого к его губам. Если и могло здесь случиться что-то неожиданное, то этим несомненно был поцелуй. Мозг Дэвиса дал секундный сбой и заработал с лихорадочными щелчками: нетипичное поведение, предпосылки, последствия, родители за дверью, неподобающее поведение, провокация, глупость, внезапность. Но о чем бы он в этот момент не думал, а на поцелуй отвечал, привычно и немного неловко, все еще недоумевая от подобного поворота. Он и Слепой. Слепой и он. Их никогда не тянуло друг к другу в подобном смысли, никаких искр, никакого вожделения. Так почему сейчас?
- А для тебя совершенно нетипично целоваться со мной, Слепой, - Равену сейчас гораздо удобнее было размышлять о том, почему Слепой так странно обращается к нему: "Стервятник". Чем почему он сделал то, что сделал. То ли Себастьян намекал на то, что Равен кружит по школе в поисках добычи на завтрак в виде студентов нарушителей, то ли потому что повадки Дэвиса казались ему хищными. Но Равену такое прозвище почему-то нравилось, хотя обычно он недовольно кривил губы даже в ответ на вполне безобидное "Рэй". Скорее всего, срабатывал синдром бартера: я тебе кличку и ты мне кличку. Но этот феномен заслуживал куда более спокойного и вдумчивого рассуждения. Сейчас, насколько бы не комфортно Равену не было размышлять об этом, стоило дать оценку ситуации. Рэй, давно не девственник, не должен был так реагировать на обычный поцелуй. Но результат на лице. И вот он, холодный, каменнолицый Равен Дэвис, стоит посреди своей милой гостиной с абсолютно ошарашенным выражением физиономии. И удивительно тут даже не то, что Слепой поцеловал его. Мало ли какую реакцию у чувствительного к таким вещам Себастьяна, могли вызвать его прикосновения. И поцелуй мог быть простой и наглядной демонстрацией. почему Слепой не хочет, чтобы Равен трогал его впредь. По-настоящему занимательной была реакция самого Равена. В любых сексуальных проявлениях Дэвис чувствовал свою власть: он был ведущим и направляющим, он был инициатором и он же ставил точку. Но сейчас управление явно было не в его цепких пальцах, и пока Равен пытался разобраться как к этому относится его сознание, умудрился пропустить тот момент, когда его лицо приняло совершенно непривычное выражение.

+2

5

Не так уж много Себастьяну приходилось целовать других людей, чтобы сравнивать и говорить, что лучше, что хуже. Но целовать Равена было на удивление приятно. Это было что-то совершенно иное, отличающееся от предыдущего опыта. Поэтому, спустя полминуты отстранившись наконец-то от губ друга, он не сразу мысленно вернулся к анализу ситуации, а лишь наслаждался остаточным привкусом. Но этот фантом быстро испарился, и Себастьян сделал попытку понять, что заставило его совершить этот поступок. Ни к чему логичному он не пришёл, поэтому оставалось списать всё на эмоции, которые спали столько времени и проснулись резко от внезапного жеста. Разбираться в том, что это конкретно за эмоции, парню совершенно не хотелось. К тому же он догадывался, что едва ли найдёт адекватное обоснование.
По Слепому ударила такая волна смешанных и запутанных эмоций Равена, что он невольно прервал поцелуй и чуть отстранился от него, чтобы переварить это и прийти в себя. В его сторону от друга хлестало замешательство, смешанное с элементами испуга, недоумения, лёгкой паники, чего-то ещё... В такой мешанине, ещё и ощутив собственные эмоции, Себастьян не мог отделить одно от другого, чтобы привычно разложить по полочкам и названиям все "запахи", ещё и отделить своё от чужого. А в своём он разбираться не любил ещё больше, потому что проявления эмоций для парня всегда были чем-то лишним что ли. Эмоции Дэвиса, даже если тот их тщательно скрывал (Селвин-то их чувствовал всё равно, в отличие от других людей), были гораздо ярче, многограннее и всегда интереснее. Их было любопытнее расслаивать и раскладывать по местам. Но не в этот раз. В этот раз слизеринец плюнул, похоже, на всё, в том числе на любую осторожность, правила приличия и разум.
- Значит, объявим сегодняшний день Днём Нетипичности, - привычно холодно произнёс он, хотя, наверное, и стоило бы изобразить хоть какую-то тень того, что испытывал он внутренне в данный момент.
Но вместо этого Слепой протянул длинные паучьи пальцы, чтобы впервые совершить то, что он никогда не делал по отношению к Равену (не считая недавнего поцелуя, который также произошёл с ним впервые). Кончиками словно уловив какой-то сигнал, он поводил ими над чужой кожей и наконец-то прикоснулся едва ощутимо к щеке парня. Не спрашивая разрешения. Так, словно ему всегда и всё можно здесь, по отношению к этому человеку. Себастьян чувствовал с его стороны достаточный уровень доверия много лет, но не стремился этим пользоваться. Лишь с готовностью доверял ему в ответ. То странное чувство своеобразной моральной беспомощности, когда именно через доверие вверяешь себя человеку, слепо уповая на то, что он не всадит тебе нож под рёбра по самую рукоять. Селвину безумно льстило это, и потому он с трепетом относился к доверию друга, и с опаской, но и при этом с каким-то замиранием отвечал ему тем же.
Между тем и вторая рука осторожно потянулась к лицу, и все пальцы уверенней и внимательней неторопливо изучали миллиметр за миллиметром. Слизеринец хотел впервые за шесть лет узнать, как же выглядит его друг. Ему рассказывали, что Равен очень красив, и теперь он мог сам в этом убедиться, но понимал, что его совсем не волнует, красавец Дэвис или урод. Его интересует лишь то, как он выглядит на ощупь.
Кончики пальцев на миг замерли возле глаз и тщательно заскользили по мелким, едва различимым изъянам. Или что это было? Уж явно не преждевременные морщины, от которых так активно стремилась избавиться его "обожаемая" матушка. Себастьян водил по ним пальцами и пытался понять, что же это. Вспоминая свои прежние ощущения при прикосновениях к лицу Питера, Дороти, Забини, он не мог припомнить, что сталкивался с чем-то подобным. Поэтому, растерявшись окончательно, Слепой лишь вопросительно приподнял брови, зная, что Равен смотрит сейчас на него, а потому сможет заметить и верно истолковать этот мимический жест.
Слепой не любил лишний раз задавать вопросы. Особенно если человек сам не захочет на них отвечать.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC